Northern_calvados
Ja Julia

Моя по твоя

0 289 4

Сегодня мы поговорим с вами на одном иностранном языке.  На руссеноршке.

Что это такое? О, это очень интересный русско-норвежский пиджин (лингвисты, вы особенно присаживайтесь поудобнее, доставайте чаек с печеньками:).

                        • Davai smotrom! – Давай посмотрим!

Руссено́ршк (норв. Russenorsk) — это смешанный русско-норвежский язык. Возник он стихийно и был в ходу в XVII—XX веках для облегчения торга и общения друг с другом между северонорвежскими рыбаками и русскими поморами.

                        • Drasvi, gammel god venn på moja! Kor ju stannom på gammel ras? — Здравствуй, мой старый, добрый друг! Как у тебя вчера были дела?

Часто русеноршк еще называют «Моя-по-твоя» (норв. Moja på tvoja). Такое название образовалось от русских местоимений «моя» и «твоя» и широко используемого предлога «по» как в русском, так и в норвежском языках. Переводится как «я говорю как ты», «я говорю на твоем языке».

                        • Kak sprek? Moje niet forsto. — Что ты говоришь? Я тебя не понимаю

Поскольку сохранились только письменные руссеноршские тексты, сейчас нельзя понять, как именно звучал этот язык. Произношение могло не совсем соответствовать письму. А с учетом множественных норвежских диалектов, подозреваю, что там сам черт сломал все конечности и хвост с рогами :)

Всего в «моя-по-твоя» языке зарегистрировано около 400 слов. Постоянное ядро языка состояло примерно из 150. Около 50 % лексики руссеноршка норвежского происхождения, 40 % - русского. Остальные слова были услужливо позаимствованы из других языков, в частности английского, голландского, нижненемецкого, финского и саамского.

Например, слово “grot” (грот) происходит от голландского или нижненемецкого «большой, много», а глагол “slipom” (слипом) – от английского «спать». Часть лексики, как, например, слово “skaffom” (скаффом) - есть, в смысле поглощать пищу- вообще относится к международному морскому жаргону.

                          • Tvoja fisk kopom? — Ты купишь рыбу?

                          • Eta grot dyr. Værsegod, på minder prodaj! — Это очень дорого. Пожалуйста, продай дешевле!

                          • Den junka njet dobra, grot kanalja! – Этот нехороший человек, а попросту каналья!

Что хорошего было в руссеноршке? А точнее не было? В руссеноршке не было падежей, глаголы не спрягались, не различались формы настоящего и прошедшего времени. Существительные заканчивались, главным образом, на –а, а глаголы на –ом.

А всеми любимый предлог «på» (по) использовался в большинстве случаях, когда вообще требовался какой-либо предлог. Это объясняется тем, что такая часть речи есть и в норвежском, и в русском, а его значения в этих языках до известной степени совпадают (если честно, я и сейчас, когда не знаю какой именно предлог подходит в норвежском, смело леплю «på», в большинстве случаев он встанет как родной):

                            • Kanali norfar, kodi boska? - Сумасшедший норвежец, где бочка?

                            • Moja på ander kantor, nokka vin drikkom, så lite pjan kom — Я был в другой конторе, выпил немного вина, а потом немного опьянел.

                            • . Moja grot krank på guano - У меня болит голова.

                            • Kupi vina - Купи вина

А еще, чтобы не заморачиваться норвежцы и русские часто использовали то, что быстрее в голову приходило. В одном разговоре могло проскочить как как «фиска» (из норвежского), так и «риба» из русского, или «ду» (из норвежского) и «ю» из английского языка

                           • Vil ju på moja stova på morradag skaffom? – Придешь ко мне домой завтра на угощение ?

Мда, не каждый мог понять то, что говорилось на руссеноршке. И несмотря на то, что грамматика была не очень сложной, нужно было выучить основной запас слов и одновременно выработать определенное ощущение того, как тут все  построено и как все это вместе закинуть в одну линвистическую топку.

                          • Saika kopom i på Arkangelsk på gaf spaserom — Я куплю сайду и поплыву в Архангельск.

                          •  Moja ikke robotom, moja prasdnik, sondag! -  Я не работаю, у меня праздник, воскресенье!

Расцвет руссеноршка пришелся на первую половину XIX века, тогда им пользовались все, и жук и жаба, кто торговал мало-мальским полезным сырьем с русскими. Но приблизительно с 1850 г. с руссеноршком вступил в соперничество ”настоящий” русский язык.

Объемы торговли росли и среди северонорвежских купцов стало модным отправлять своих сыновей изучать пушкинский русский в Архангельск, Кемь, Онегу или другие города Русского Севера. Такими темпами вскоре корявый руссеноршк стал восприниматься как «дурной русский», а не как особый язык.

Однако простые рыбаки и поморы по-прежнему продолжали пользовались руссеноршком. И даже, по сведениям современников, некоторые из норвежских торгашей , о боги, считали себя настоящими филологами русского языка! :)

                             • Junga, grebi moja på lann — Юнга, вези меня на сушу                              

Полностью руссеноршк умер после того, как в результате Октябрьской революции 1917 г. прервались торговые связи между Россией и Норвегией.

Как ничего не осталось? Не совсем, частично жив, курилка. Правда в настоящее время руссеноршк в основном используется при цитировании в литературе того, о чем раньше говорили русские поморы, «... как он сказал, ну тот, русский». Хотя в некоторых северонорвежских диалектах пожилое население до сих пор использует отдельные руссеноршские слова, полученные в наследство от предков:

• balduska = палтус

• å råbbåte = работать

• klæba = хлеб

• prennek = пряник

• å krale = красть

• å kvase = напиться (в смысле не ключевой водицы:)

Жалко, конечно, что такой замечательный язык не дожил до наших дней. Чувствую, что я смогла бы защитить филологическую кандидатскую на нем :)

Basiba korosjo.

Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования!

Станьте первым!